Непокоренный. Детство, обожженное войной


Эдуарду Яковлевичу Гофману посвящается
Записала: Валентина Гофман

Гофман Эдуард родился в 1944 г. в фашистском концлагере. Его самые первые детские воспоминания  - лай овчарок, холод и постоянный голод. Детство и юность у Эдуарда были очень тяжелыми. Он понимал, что в жизни всего надо добиваться самому. 

 

НЕПОКОРЕННЫЙ. ДЕТСТВО, ОБОЖЖЕННОЕ ВОЙНОЙ

До войны родители Эдуарда Гофмана жили на Украине недалеко от Феодосии. Когда фашисты оккупировали Украину, то из жителей населения (русских, немцев, украинцев, поляков) сформировали эшелон, посадили в вагон и увезли в Германию, в фашистский концлагерь. Так мама, будучи беременной, немка по национальности, попала в фашистский концлагерь № 78514. Вытатуированный номер на левой руке и тяжелые работы по 12 часов в день. Там, в лагерном бараке, 31 мая 1944 года и родился мальчик по имени Эдуард.

Его самые первые детские воспоминания  - лай овчарок, холод и постоянный голод. А когда советские войска вступили на территорию Германии, добавились и частные бомбежки. Укрытия заключенным не полагалось.

Условия труда в концлагере были тяжелыми, работали по 12 часов, на работу вывозили чуть свет и возвращали опять в концлагерь. За малейшую провинность били, жестоко наказывали, постоянно мучил голод, хотелось есть!

После разгрома немецко-фашистских сил они попали в Советскую зону оккупации.

Все обрели свободу, но одновременно с этим новые страдания: голод, холод, унижения. На протяжении полугода была неопределенность будущего. Всех людей, имеющих советское гражданство, собрали в лагерь №226 в г. Бранденбурге. Новая после фашистов немецкая администрация Германии в сентябре 1945 года выдала матери аусвайс (удостоверение личности), на котором были обозначены кроме ее анкетных данных отпечатки больших пальцев правой и левой рук. Представители Советской власти провели с бывшими фашистскими узниками беседу насчет возвращения на Родину. Всем был обещан возврат к прежним местам проживания. Эшелон вышел из Бранденбурга в ноябре 1945 года. Ехали в пассажирских вагонах с транспарантами «Ура!», «На Родину! Домой!».

Много тогда было радости, счастья! На ж/д станции Кольм на границе с Польшей эшелон остановился. Группа советских военных отделили из эшелона мужчин.

Поезд пошел дальше до Бреста. Здесь было велено выходить всем. Через какое-то время подали другой поезд с вагонами, которые называются телятниками. В вагоны для скота поместили бывших фашистских заключенных, приставили охрану и повезли дальше, вглубь России, как скот в неизвестном направлении.

Ехали очень долго. Скученность, голод, холод, болезнь приводили к большой смертности перевозимых людей. На территории Советского Союза поезд совершал длительные остановки, но не на вокзале, а на открытой местности.

Аусвайс матери Э. Гофмана

Из вагонов выгружали умерших по пути следования и складировали их на насыпи у железной дороги. В конце января 1946 года поезд прибыл в Томск, где простоял в тупике несколько дней, в вагонах было холодно, на улице был лютый мороз. Было известно, что в Томске должно было развернуться большое жилищное и гражданское строительство.

Жилье для бывших узников подготовили в бывшей конюшне, в районе улицы Киевской. Спешно были настелены деревянные полы, там всех и разместили, но места на всех не хватало. Из двух железных бочек были изготовлены печки-буржуйки и всех оставили на произвол судьбы. Ни денег, ни работы, ни одежды не было, не было и продуктов питания. Как прожили зиму с 1945 на 1946 год – одному Богу известно. От холода, голода, болезней много народу умерло. Мертвых забирали и увозили. Все население – женщины и дети. Кроме холода и голода, которые скосили многих людей, сильно донимала шпана, которая приходила в конюшню группами и бесчинствовала. Защиты от тогдашних правоохранительных органов не было.

Мужчин в конюшне не было. В то же 1946 году одна русская женщина привела для совместного проживания мужика. У него были организаторские способности, и он из числа проживающих в конюшне людей выбрал женщин покрепче и создал что-то вроде группы самообороны. Люди взяли в руки палки, и шпана отстала.

С самых первых месяцев жизни Эдуарда в нем была заложена линия поведения: не покидать спальное место матери и не производить шума. Мама расстилала головной платок на полу, и за линию этого платка Эдуард не выходил. Несмотря на то, что Эдуарду было всего два годика, он до сих пор все это помнит – и образ русской женщины, и мужчин, тех хулиганов с надвинутыми на глаза кепками, и материн платок. И сейчас все это встает у него перед глазами, как будто это было вчера!

Чтобы купить дрова – не было денег, и заработать их было негде. Ели крапиву, лебеду, коренья, а из ромашки заваривали чай.

Осенью 1946 года мама Эдуарда получила работу в должности кочегара в котельной, что и позволило им выжить. Детство и юность Эдуарда были тяжелыми.

Дошкольником маленький Эдуард уже зарабатывал. Так, иногда более зажиточные соседи при засолке капусты мыли его с мылом, особенно ноги. Ставили его в бочку, и он должен был, держась за края бочки, месить ногами капусту, а хозяева шинковали и сыпали ее в бочку ему под ноги, и так несколько часов. Когда бочка наполнялась – давали один или два толстых ломтя хлеба с маслом, который он нес домой.

Школьником он работал дворником в частном секторе. Вставал рано, летом подметал, а зимой чистил снег от крыльца домов и сараев, за это ему платили небольшие деньги.

«В конце 1948 года проживали в 22-компантном бараке, мы, ребятишки играли на полу в коридоре. Бывало так, что кто-нибудь из сердобольных соседей выставлял за дверь на пол чашку с оставшейся едой, и мы все набрасывались на эту чашку, и прямо грязными руками хватали из чашки все, что там было, стараясь ухватить как можно больше, - рассказывает Эдуард Яковлевич. - Мы, ребятишки съедали все плоды, которые росли на деревьях, потом в юношеском возрасте мне было невдомек, что стоит дерево, усыпанное ранетками, а люди проходят мимо, и никто не срывает ранетки».

В детстве у Эдуарда бывали голодные обмороки от постоянного голодания, в 1951 году на седьмом году жизни появилась болезнь – водянка.

Э.Я. Гофман: «Я сделался круглый, как шар, распухли руки, ноги, туловище и даже голова. Мама позже говорила, что при нажатии пальцем на кожу головы палец пружинил, будто между черепом и кожей был слой поролона.

Случилось так, что осенью 1951 года меня все-таки положили в детскую больницу клиники мединститута. Это удивительно, потому что нам, прибывшим из Германии, медицинская помощь вообще не оказывалась. Наверное, я им понадобился как «тематический» больной, как экспонат для изучения редкой болезни. Лежал я в подвальной части больницы, где было много стеклянных клетушек. Каждое утро нянечки выносили из подвала умерших людей, 2-4 ребенка, меняли наволочки и простыни и принимали следующих детей. Новый 1952 год я встречал в этой больнице, но уже как выздоравливающий на третьем этаже больнице. Были ёлка, Дед Мороз и праздничный стол. Помню, что на столе кроме прочего была подсолнечная халва, сливочный ирис «Золотой ключик» и баранки с маком. Тогда впервые за свою маленькую жизнь я ощутил приступ небывалого счастья от употребления этих вкусностей, а мак с баранок я соскабливал ногтями, считал, что это грязь. Выписали меня из больницы в 1952 году весной, когда уже трава зеленела».

Детство и юность у Эдуарда были очень тяжелыми, мучили постоянный голод, холод, страх. Социальной защиты со стороны государства не было, и Эдуард понимал, что в жизни надо добиваться всего самому. Из-за трудного материального положения в семье дневное обучение в школе пришлось прекратить и пойти работать.  Работать пошел летом 1956 года в 12 лет, зарплату получал не по ведомости, а из рук десятника, которые выдавал зарплату. Трудовую книжку завели с 1959 года, работал арматурщиком, а вечером учился в вечерней школе.

В 1964 году Эдуарда призвали в Советскую Армию, где одновременно со службой учился в вечерней школе, окончил 10 и 11 класс. Начал службу в Хабаровском полку связи, освоил специальность связист. Затем перевели в г. Спасск-Дальний. В этой воинской части был избран секретарем комсомольской организацией части. В 1967 году демобилизовался и вскоре женился на Валентине, с которой был знаком с 16 лет. Познакомились на бальных танцах, где учитель танцев поставил нас в пару. Живем счастливо 48 лет, а знакомы 55 лет.

Эдуард Яковлевич Гофман

На стройках города Эдуард проработал 37 лет, вечером учился в коммунально-строительном техникуме, заочно закончил ТИСИ. Прошел почти все ступени работы по строительной профессии - от простого рабочего. Работал мастером, прорабом, начальником участка, ведущим инженером, главным инженером с строительном отделе управления с/х в администрации облисполкома, начальником РСУ управления местной администрации.

Свои старанием, трудом, умением, трудолюбием, упорством достиг многого. Учился, работал. Понимал Томск: строил дома, дороги, коммуникации, газопроводы и сельскохозяйственные объекты. Участвовал в жизни Томска: был дружинником, наводил порядок в городе. Занимался спортом, в 1972 году награжден значком «Турист СССР ВЦСПС Центральный Совет по туризму». Участвовал в соревнованиях по шахматам, занимал первые места.

За добросовестный труд неоднократно награждался денежными премиями и почетными грамотами ЦК ВЛКСМ, ВСЦСП, ЦК КПСС, Совета Министров СССР. Имеет 5 медалей, награжден значками «Победитель социалистического соревнования». Каждый год Правительство РФ поздравляет Эдуарда Яковлевича с Днем Победы. Гофман Э.Я. является ветераном труда, проработал 43 года, из них 37 лет на стройках города, области. 

Голодное, холодное детство, юность сказались на здоровье Эдуарда, он является инвалидом II группы по общему заболеванию. Гофман Эдуард Яковлевич является реабилитированным.

Указом Правительства РФ всех бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей с 1992 года приравняли к участникам Великой Отечественной войны. Согласно Указу Президента РФ от 15.10.1992 №1235 для улучшения социально-экономического положения бывших несовершеннолетних узников им предоставляются аналогичные льготы, что и участникам ВОВ. Такие же указы подписали все страны, которых коснулась Вторая мировая война.

21 июня 2012 г. Гофман Э.Я. награжден памятной медалью «Непокоренные» за стойкость и верность Родине, пострадавшему в годы войны.

25 февраля 2015 года Гофману Э.Я. вручили юбилейную медаль «70-летие Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг».

Памятная медаль «Непокоренные»

Потребителю




Задать
вопрос
личный
кабинет
Оценить
ТО ВДГО